Закрыть поиск

«В оперном спектакле музыка всегда на первом месте»

 Валерий Иванов
"Самарские известия"
№ 180 (6369) от 03.10.12

Антонио де Лючия (Италия), режиссер:
«Я всегда готовлю для зрителей какой-нибудь сюрприз»

Маэстро убежден, что оперный режиссер должен много знать и уметь работать и с певцами, и с дирижером, и с художником, и с теми, кто занимается изготовлением декораций и костюмов к спектаклю.

1 октября, в Международный день музыки, Самарский академический театр оперы и балета открыл свой 82-й сезон. Состоялась премьера оперы Джузеппе Верди «Травиата». Сегодня мы публикуем эксклюзивное интервью режиссера-постановщика спектакля маэстро Антонио де Лючия (Италия), которое было записано накануне премьеры.

СПРАВКА. Синьор Антонио де Лючия не сразу стал музыкантом. Вначале, следуя семейной традиции, он получил специальность адвоката. К тому же нужно иметь в виду, что в Италии, как и во многих западных странах, в плане материального благополучия не принято особо полагаться на сферу искусства. Люди предпочитают иметь некую более прагматичную специальность, а музыкой, живописью, сочинительством на первых порах заниматься параллельно – для души. Но у Антонио де Лючия именно эта сфера деятельности в конечном счете вышла на первый план. А началось все с частных уроков музыки. Его первое публичное выступление состоялось ровно тридцать лет назад, в 1982 году. В творческом багаже Антонио де Лючия множество теноровых партий, спетых на различных европейских сценах и сотни оперных постановок.

Отвечая на мои вопросы, синьор Антонио де Лючия поделился своими взглядами на оперную режиссуру.

- Вам уже несколько раз доводилось ставить вердиевскую «Травиату». Отличается ли нынешняя, самарская, постановка от предыдущих?
- Я всегда готовлю для зрителей какой-нибудь сюрприз. Приезжая в новый для себя театр, я пока что не знаком с его труппой, солистами. А ведь от индивидуальности каждого из них зависит очень многое. Моя работа сродни работе повара. Он делает торт, используя, казалось бы, один и тот же рецепт. Но торт каждый раз получается другой. Я убежден, что, в конечном счете, наш самарский «оперный торт» получится прекрасным.
- У вас, синьор Антонио, много ипостасей: вы и певец, и режиссер, и педагог, и продюсер. Как все это уживается в вас и помогает ли в работе над спектаклем?
- Многие считают, что не стоит совмещать разные профессии. Но я родился в Италии, а наша культура необъятна в своем многообразии. Ее великие представители были универсалами по своему творческому диапазону – это вообще характерно для деятелей культуры Италии. Достаточно назвать хотя бы Микеланджело. Я убежден, что не стоит ограничивать себя какой-то одной сферой знаний. Так, оперному режиссеру нужно уметь работать не только с певцами, но и с дирижером, художником и с теми, кто изготавливает декорации к спектаклю.
- Довольны ли вы атмосферой, которая сложилась в самарском оперном театре в процессе подготовки премьеры?
- Очень доволен. Все артисты работают с огромным желанием и самоотдачей. Кроме того, я ощущаю здесь большую любовь к культуре Италии, и это меня еще больше вдохновляет.
- Будучи певцом, показываете ли вы артистам, как должна звучать та или иная фраза?
- Я показываю артистам, как нужно вести себя на сцене, контролирую их пластику, движения. Режиссер должен пропустить все это через себя, иначе он не сможет объяснить исполнителям свой замысел и добиться реализации своей идеи.
- Как вы относитесь к тому, что сейчас за постановку опер часто берутся драматические режиссеры, недостаточно хорошо ориентирующиеся в музыкальной партитуре?
- Не берусь судить других режиссеров. У каждого своя индивидуальность, своя методика работы. Что касается лично меня, то я убежден: в оперном спектакле всегда на первом месте музыка, будь то Джузеппе Верди, Джакомо Пуччини или Рихард Вагнер.
- Как бы вы сформулировали свое режиссерское кредо?
- У меня, конечно же, всегда есть собственная постановочная идея. Но лучший режиссер, на мой взгляд, тот, работы которого в спектакле не видно. (По Константину Станиславскому - режиссер должен «умереть в актере» - В.И.). Зритель видит только результат этой работы. При этом главное – уважать музыку и работу коллеги дирижера. Кстати, с маэстро Александром Анисимовым мы находимся в полном контакте, у нас с ним давно существует абсолютное взаимопонимание. При любой режиссерской концепции и интерпретации сюжета важно сохранить суть, музыкальную самобытность оперного произведения. Так, действие «Травиаты» можно перенести в другую эпоху, например, во времена нацизма. Однако для самой музыки это не имеет никакого значения. Зрители могут просто закрыть глаза и наслаждаться звучанием оркестра и пением. Я же хочу, чтобы зрители сидели в зале с открытыми глазами и видели именно вердиевскую «Травиату». Если бы мне захотелось сделать новую «Травиату», для этого пришлось бы написать свою музыку и тогда уже делать все, что вздумается.
- Итак, вы за то, чтобы постановка соответствовала эпохе, в которой происходит действие.
- Просто я не хочу, чтобы зрители увидели спектакль, придуманный режиссером. Ведь когда они возвратятся домой, у каждого все равно останется свое ощущение от того, что им представили в театре. Поэтому чем ближе постановка к первоисточнику, тем лучше.
- По мнению специалистов, русская певческая школа имеет свои особенности и отличается от других мировых исполнительских школ. Что вы думаете по этому поводу?
- Я всегда с огромным уважением относился к русской вокальной школе. Русская культура, русская музыка для меня вообще много значат. Очень люблю слушать Собинова, Лемешева, Пирогова, многих других великолепных русских певцов. Но старые традиции, к сожалению, постепенно уходят, и нужно стараться их сохранять.
- Приходилось ли вам ставить русские оперы?
- Пока что нет, но мечтаю о «Евгении Онегине». Я очень люблю Пушкина, читал и перечитывал многие его сочинения. Оперу «Евгений Онегин» знаю прекрасно. Мне особенно нравится ее старая - сталинских времен постановка в Большого театре (спектакль Бориса Покровского - В.И.) и советская экранизация 1960-х годов (фильм-опера «Евгений Онегин» режиссера Романа Тихомирова - В.И.). Надеюсь, что моя мечта обязательно сбудется.

На фото – Антонио де Лючия. Фото Дмитрия Виноградова

Историческая справка

«Травиата» в самарской опере

Вердиевская «Травиата» присутствовала в афише самого первого сезона открывшегося в 1931 году в Куйбышеве Средневолжского театра оперы и балета. Следующая постановка «Травиаты» в театре была осуществлена в сезоне 1938 – 1939 годов.

На памяти меломанов старшего поколения постановка «Травиаты» 1961 года. Режиссеру Н.Даутову удалось добиться от артистов редкостной искренности и естественности сценического поведения, которое дополнялось проникновенным исполнением вокальных партий. В том теперь спектакле партию Виолетты исполняли заслуженная артистка РСФСР В.Никитина, О.Слюсаренко и Г.Белоцерковская, каждая из которых создавала образ героини, соответствующий своей творческой индивидуальности. У Никитиной Виолетта была чуть холодновата, у Слюсаренко – лирична и ранима, у Белоцерковской – весела и бесшабашна. Прекрасными исполнителями партии Альфреда были заслуженные артисты РСФСР Б.Чуфаров и С.Щадилов. В партии Жермона запомнился Л.Куриков.
Предшествующей нынешней была постановка «Травиаты» в марте 1988 года. Ее постановочная команда: дирижер – В.Беляков, режиссер – З.Цаликова, художник - Н.Хохлова, хормейстер – заслуженный деятель искусств РСФСР В.Навротская, балетмейстер – заслуженный артист РСФСР В.Сергеев.

Партию Виолетты исполняли заслуженная артистка РСФСР Т. Протопопова, Е. Скобкина и Г. Фазылова. Единственным исполнителем партии Альфреда значился заслуженный артист РСФСР В. Бондарев. Зато в партии Жермона выступали три корифея оперных подмостков: народные артисты РСФСР А. Пономаренко и В. Черноморцев – ныне солист Мариинского театра, и народный артист Ингушетии З. Базоркин.

Положа руку на сердце, должен сказать, что эта постановка «Травиаты» не стала большой удачей театра: режиссеру-постановщику не удалось убедительно раскрыть суть этой внешне неброской, покоряющей особым лиризмом и душевностью оперы, передать внутренний нерв действия. Особенно некомфортно чувствовали себя на сцене артисты, не склонные к «саморежиссуре». В этом спектакле бесспорным фаворитом был А. Пономаренко, сумевший в полной мере реализовать свой впечатляющий арсенал певца-актера.
Эта постановка не сходила из репертуара бесконечно долго. Ярким штрихом сценической биографии спектакля стало выступление в партии Виолетты в середине 1990-х годов великолепной певицы ныне народной артистки Казахстана Н. Усенбаевой, которая привнесла в старушку –«Травиату» волну искренности и теплоты, украсила спектакль своим редким по красоте голосом.
И вот по прошествии почти четверти века в Самарском оперном - очередная «Травиата».

Источник



powered by CACKLE

Опрос

Уважаемый зритель! Ваше мнение очень важно для нас. Как Вы оцениваете свой визит в театр?

Опрос

Как Вы оцениваете качество предоставляемых услуг?

Написать нам
Партнеры