Закрыть поиск

В Самаре на сцене устроили девятибалльный шторм

 "Российская газета", 03.06.2014
Ирина Чечурина

Под занавес своего 83-го сезона Самарский академический театр оперы и балета представил премьеру балета "Корсар". К музыке Адана добавили новые мелодии, хореографию с успехом "обкатали" на европейских площадках, а на сцену спустили настоящий корабль, который тут же безжалостно разбили о скалы. Но закончилось все хорошо, как и положено романтической истории: из всей команды моряков выжили лишь влюбленные.

В создании новой постановки принимали участие не только самарцы, но и специалисты Мариинского и Большого театров. Именно их художники - Андрей Войтенко (сценография) и Елена Зайцева (костюмы) - создали на сцене величественный восточный город с дворцом, рынком и площадью, на которой разворачивается действие. Танцуют невольницы, собираются пираты, среди которых корсар Конрад (Дмитрий Пономарев), влюбленный в гречанку Медору (Ксения Овчинникова).

Как рассказала Елена Зайцева, "Корсар" традиционно ставится как пышный костюмированный имперский балет конца 19-го века. Он должен рождать ощущение, будто со сцены дует свежий морской ветер. И действительно, экзотическая история развивается столь стремительно, что зрители едва успевают следить за чередой необузданных страстей и драматических ситуаций, опасностей и спасений.

Хореографическую постановку яркого действа осуществил заслуженный артист Эстонии Василий Медведев (Санкт-Петербург). Музыкальный руководитель и дирижер спектакля - заслуженный деятель искусств России Александр Анисимов. "Корсар" в его музыкальном прочтении сильно отличается от версии, идущей, к примеру, в Большом театре: переработан акустический оригинал, а к музыке Адольфа Адана добавлены новые мелодии.

После громкой, судя по зрительским аплодисментам, премьеры корреспондент "РГ" встретилась с главным дирижером и худруком Самарского академического театра оперы и балета Александром Анисимовым, чтобы поговорить о дальнейшем плавании театрального корабля.

Александр Михайлович, в вашей биографии - многолетнее сотрудничество с ведущими столичными театрами: Минская Опера, Мариинский, Большой. И вот уже третий год вы в Самаре, как выглядит музыкальная провинция?

Александр Анисимов: Я не слышу в этом слове негативного оттенка. Если брать Россию рубежа XIX-XX веков, то в тех городах, которые называли "провинцией" - в Одессе, Тбилиси, Киеве, Харькове - всегда выступали великие дирижеры, певцы и музыканты, были собственные роскошные оперные труппы. Сегодня понятие "Провинция с большой буквы" вновь возрождается. Появились деньги у Красноярска, и в оперный театр стали приглашать артистов балета, солистов, оркестрантов, даже хористов. Настоящей музыкальной столицей Урала стал Екатеринбург. Их симфонический оркестр - один из лучших не только в стране, но и в Европе. Казань в последние 15 лет собирает полный полуторатысячный зал. На подъеме Пермский театр… В этот ряд я смело могу поставить и Самару, которая три года назад после реконструкции получила великолепное здание театра оперы и балета.

Правда, что акустика в его зале одна из лучших в Европе?

Александр Анисимов: Совершенно верно, и хвалю я самарский театр не потому, что я там работаю. Наоборот, я работаю там, потому что зал с такой акустикой открывает большие возможности для творчества, этим могут не все похвастаться. Например, минский театр, которому я отдал 25 лет жизни и за судьбой которого продолжаю следить, такими возможностями не обладает. Прекрасная труппа, хорошее финансирование, но акустика в зале ужасная, из-за чего все страдают.

Вообще в Самаре много делают, чтобы в слове "провинция" никакой снисходительности не звучало. Кроме наших творческих усилий и внимания к театру региональных властей, есть и основополагающие вещи. В провинции публика чище, воздух театральный чище, здесь возможность самостоятельно развиваться больше. Те, кто ходит в наш театр и имеет возможность сравнить постановки со спектаклями той же Венской оперы (путешествующих людей все больше) говорят, что у нас - не хуже. И это не квасной патриотизм, а объективная оценка. Я ставлю задачу все делать талантливо, как мы это себе представляем.

Между тем на Всероссийский фестиваль "Волжские театральные сезоны", который прошел в Самаре в апреле, режиссер Юрий Александров привез авангардную оперу Бриттена "Поругание Лукреции". А нам мой вопрос, почему он в Самаре ставит только традиционную классику, маэстро заметил, что в Питере публика более подготовлена. Самарская, значит, не доросла еще до музыкальных новаторств?

Александр Анисимов: Александров ставит в нашем театре то, что мы ему заказываем, и не только по названию, но и по стилю. Я глубоко убежден, что мы не должны торопиться с экспериментами. Для начала надо завоевать любовь зрителя, которая была здесь во времена таких корифеев театра, как Игорь Чернышев, Лев Оссовский, Борис Рябикин. И эту народную тропу, которая изрядно заросла за годы ремонта Самарской Оперы, мы должны сделать проезжей дорогой, чтобы публика ломилась на наши спектакли. И только тогда мы скажем Александрову или другому режиссеру "А поставь-ка нам "Воццека" Берга или "Семена Катко" Прокофьева, который нашумел в Петербурге". Мы обязательно будем так говорить, по моим планам, через сезон.

В следующем году мы ставим "Пиковую даму" и будет также балетная премьера. Пока никакого авангарда не предполагается, а вот потом - попробуем встряхнуть публику необычным прочтением классики или современной пьесой. Раньше этого делать не стоит. Но мы не испугались эксперимента, пригласив на постановку "Евгения Онегина" Владимира Петрова. Мы с ним работали над "Отелло" в Перми, и тогда у нас был вполне классический спектакль, и здесь тоже речь шла о красивой традиционной постановке. Но ближе к премьере родилось нетрадиционное прочтение "Онегина": почти без декораций, без мебели... Такой минимализм вызвал разные оценки зрителей.

В ситуации бюджетного дефицита театру стало труднее жить?

Александр Анисимов: Я считаю, что положение театра в целом не ухудшилось, финансирование поступает, репертуар нам никто не диктует. Количество новых постановок действительно несколько сокращается, что в художественном смысле и в плане занятости труппы не очень хорошо. Но зритель "секвестра" не заметил, у нас накапливается репертуар, который мы прокатываем.

Многие театры за рубежом, да и в России, сегодня живут не столько государственными дотациями, сколько помощью меценатов. У вас есть Попечительский совет?

Александр Анисимов: Вы правы, в мире это широко распространенная практика. К примеру, у моего симфонического оркестра в Минске три серьезных спонсора, я лично этим занимаюсь. В Самаре я пока никого из представителей крупного бизнеса не знаю.

Александр Михайлович, вы не только лауреат "Золотой маски", но и член жюри этой самой престижной российской театральной премии. Зная ситуацию изнутри, не планирует ли вы с Самарской Оперой тоже поучаствовать в конкурсе?

Александр Анисивов: Очень правильно поставлен вопрос, именно поучаствовать, ведь на конкурс из более чем 400 спектаклей в самых разных жанрах допускают не более 15 постановок, и попасть в их число - уже большая честь. Но я почти уверен, что мы отбор пройдем. На 29 июня в Самару приглашены эксперты "Золотой маски", которым мы представим оперу "Севильский цирюльник". Такого спектакля, насколько я знаю, в обозримом будущем в репертуаре российских театров нет. Его исполнение соответствует всем нормам конкурса: очень активная режиссура, нетрадиционная постановка, я бы даже сказал, хулиганская.

Есть планы показать работы Самарской Оперы за рубежом?

Александр Анисимов: У нас предстоят большие гастроли в сентябре 2015 года на международный фестиваль в Бангкок. Это будет масштабный вояж: опера, большая часть балета, занятая в спектаклях "Князь Игорь", "Флория Тоска". С отдельным симфоническим концертом выступит оркестр театра.



powered by CACKLE

Опрос

К какому источнику информации о театральных событиях Вы чаще всего обращаетесь:

Опрос

Как Вы оцениваете качество предоставляемых услуг?

Написать нам
Партнеры